Туалетные разногласия

SxBt6faiWpQВ связи с некоторыми изменениями в законодательстве США (http://www.charlotteobserver.com/news/politics-government/article68401147.html , http://www.nationalreview.com/article/435385/transgender-students-title-ix-obama-administration-rewrites-it) в числе прочего обострились туалетные разногласия между транс*активист_(к)ами и отдельными течениями радикальных феминисток. Речь идёт о том, могут ли люди свободно посещать туалет в соответствии со своей гендерной идентичностью, или они обязаны идти в туалет, соответствующий присвоенному им при рождении полу. Радикальные феминистки, являющиеся сторонницами второго варианта, предполагающего половую сегрегацию в общественных туалетах, утверждают (http://www.feministcurrent.com/2016/11/20/podcast-title-ix-trans-rights-womens-rights-bathroom-bills), что эти законы подрывают женские пространства, запуская туда потенциальных насильников, которым ничего не стоит объявить о какой угодно гендерной идентичности, если это поможет им получить доступ к телам женщин (http://femunity.livejournal.com/315136.html). Для обоснования этого тезиса привлекаются различные типы аргументов – от историй о сокращающихся с каждым годом женских сепарированных пространств до упоминания случаев насилия со стороны транс*женщин или тех, кто представляется таковыми ради преступных целей (http://femunity.livejournal.com/758655.html , https://outofmypantiesnow.wordpress.com/2013/10/28/when-is-90-not-substantially-all/).

Александр Берёзкин: «Принимая, что ты интерсекс, ты понимаешь, что ты представляешь собой разнообразие природы, её вариативность, а не болезнь»

Александр Берёзкин: «Принимая, что ты интерсекс, ты понимаешь, что ты представляешь собой разнообразие природы, её вариативность, а не болезнь»

александр берёзкин и яна ситниковаКомментарий Яны Кирей-Ситниковой: Это интервью получилось таким огромным, что к нему необходимо сделать введение. 1 сентября 2016 года мы с Сашей встретились в Бруклине и поговорили на волнующие нас темы в течение примерно двух часов. Саша в данный момент постоянно проживает в Нью-Йорке, а я там провела несколько месяцев, начиная с апреля, и ещё приезжала несколько раз раньше, так что мы много раз встречались лично и переписывались в интернете. В последнее время Саша посетил большое количество англоязычных конференций и познакомился с большим числом интерсекс-активисток и активистов, однако из-за высокой занятости у него не было времени изложить все эти новые знания и идеи в письменном виде. Поэтому уезжая из Нью-Йорка, я решила провести это интервью, чтобы эти знания не пропадали для русскоязычного интерсекс-движения. Круг тем, которые мы успели обсудить, довольно многообразен. Это и более фактологические вопросы о том, чем занимается ARSI [Ассоциация русскоязычных интерсекс-людей, организация, которой Саша руководит] и с какими трудностями сталкиваются интерсекс-люди в России, как происходит взаимодействие с медиками, с трансгендерным и ЛГБ-движением. Но также были вопросы теоретического плана, которые лично мне были более интересны и при обсуждении которых наше интервью иногда перетекало в диалог: о терминологии, о социальной сконструированности диагнозов, о депатологизации и биополитике, об идентичности «интерсекс», её границах и политике идентичностей, об интерсекс-людях, которые делают трансгендерный переход... Я знаю, что в век Твиттера длинные тексты не пользуются популярностью, однако мне самой нравятся такие подробные интервью, и я надеюсь, что среди читающих найдутся те, кто разделяет мои вкусы. Пользуясь случаем, скажу, что я считаю, что активист(к)ам нужно чаще проводить такие интервью между собой, потому что к сожалению, профессиональные журналист_ки очень редко готовы публиковать развёрнутые комментарии и теоретические рассуждения, тем более не на злобу дня... и ещё реже они задают вопросы, на которые интересно и приятно отвечать. На этом моё вступление закончено.

Комментарий Александра Берёзкина: Мне нравится это интервью, так как это возможность затронуть темы, которые лично меня волнуют или волновали в тот момент времени. Также это возможность артикулировать некоторые важные моменты как информационного, так и стратегического характера. Третье, обозначить те пункты, над которыми стоит отдельно подумать и может быть (когда будет время) уже расписать их в статьи и исследовательские проекты. И последнее, приятно поговорить с человеком, который/ая разделяет с тобой контекст и может задать вопросы, заставляющие пересмотреть твоё прежнее отношение к реальности. Это одно из таких интервью – размышлений.

Онлайн группы ненависти, или интернет — не место для дискуссий

эхо камера интернетРазвитие и распространение интернета часто описывают в радужных тонах и ассоциируют с прогрессом, свободой информации, демократией и плюрализмом мнений. Однако интернет это ещё и речи ненависти, группы, разжигающие вражду, распространение конспирологических теорий и радикальных (как в плохом, так и в хорошем смысле) идей. Идея написать этот текст у меня возникла благодаря деятельности феминистских онлайн-сообществ, где зачастую распространены ксенофобия (в частности, трансфобия), взаимные обвинения, оскорбления и отсутствие солидарности.

Индивидуализация, кастомизация...

Интернет многократно расширил наши возможности получения информации из самых разнообразных источников. Но теперь вместо отсутствия информации распространена противоположная проблема — необходимость её фильтрации, потому что нет никакой возможности переварить все информационные потоки, льющиеся изо всех экранов. В большинстве случаев люди решают эту проблему, выбирая информацию по теме, которая им интересна, но и, что важно, информацию, которую им хочется и комфортно видеть. Приведу пример, который даст понять, что я ничем не лучше других. В период выборов я с тем большей вероятностью открою ссылку, из заголовка которой следует, что партия «Яблоко» может пройти в Думу, чем ссылку, в которой даётся противоположная информация, либо вообще ничего не говорится про партию «Яблоко». Почему? Потому что мне очень хочется, чтобы эта партия прошла в Думу, и я готова цепляться за любой, сколь бы ни было малоправдоподобный аргумент, что это возможно, даже если как политически грамотная гражданка осознаю, что объективно для этого очень мало шансов («Шансов мало, но они есть!» и «Всё может случиться, вероятность любого события > 0%»). Полагаю, что «болельщи_цы» за другие партии выбирают статьи похожего содержания, касающиеся их любимых партий. На душе становится хорошо и спокойно, когда ты читаешь то, что хочешь прочитать, и слышишь то, что хочешь услышать, и уже грезить о грандиозных переменах политической системы. А когда ты видишь и слышишь это постоянно на многих сайтах от многих разных людей, то уверенность в собственной правоте возрастает в разы!

Взаимодействие категорий гендерной идентичности и сексуальной ориентации: парадоксы, проблемы, перспективы

6736О вопросы сексуальной ориентации трансгендеров сломано немало копий. От устаревших концептов о жёстко предопределённой ориентированности (транс*женщин – на мужчин, и транс*мужчин – на женщин, соответственно), мы пришли к более менее общепринятому в сообществе консенсусу о том, что ориентация может быть любая, однако это ничуть не проясняет самого предмета, являющегося камнем преткновений.

После того, как мы приняли возможность вариабельности ориентации транс*людей, перед нами встаёт ряд вопросов: как транс*человеку определять свою сексуальную ориентацию – относительно "биологического" пола или относительно гендерной идентичности? Что ж, с этим довольно быстро разобрались и мэйнстримная точка зрения однозначно гласит – относительно гендерной идентичности. Это означает, что если, скажем, трансгендерную женщину привлекают только другие женщины, то она считается гомосексуальной. Несмотря на это медикализирующий дискурс, идущий ещё от Гарри Бенджамина, долгие годы пользовался прямо противоположным определением (т.е. относительно "биологического" пола), что вносит неразбериху по сию пору. Однако, в рамках этих подходов невозможно, например, определить сексуальную ориентацию интерсекс человека с бигендерной идентичностью, которого привлекают исключительно мужчины.

Диадоцентризм в транс* дискурсе и цисцентризм в интерсекс* дискурсе

Транс* и интерсекс* активизмы пересекаются в некоторых местах, и некоторые западные активист_ки такие как Мауро Кабраль из Аргентины или Эми Кояма из США занимаются и тем, и другим. У некоторых понятия «транс*» и «интерсекс*» настолько смешиваются, что они считают интерсекс* сообщество частью транс* сообщества или наоборот. Существует некоторое количество транс* людей, считающих себя интерсексами, формально таковыми не являясь, а интерсекс* люди периодически встречаются на транс* форумах. И при всём при этом, транс* дискурс остаётся очень сильно диадоцентричным [диадность — понятие, противоположное интерсексности].

Конференция по транс* исследованиям, Аризона

СШАмериканская транс* исследовательница Сьюзан Страйкер (associate professor в Университете Аризоны) — человек с большим организационным талантом. К её проектам в частности относится создание академического журнала TSQ: Transgender Studies Quarterly (первый немедикализированный журнал по транс* исследованиям) и магистратуры по транс* исследованиям в Университете Аризоны. Конференция по транс* исследованиям, прошедшая 7-10 сентября 2016 всё в том же Университете Аризоны (г. Тусон), тоже её рук дело.

сьюзан страйкер

Сьюзан Страйкер открывает 1-ю конференцию по транс* исследованиям в Университете Аризоны